(Для яндекс метрики)

«Жизнь продолжается» — высказывание Мэла Гибсона

13 Фев 2016

Мы предоставляем Вам выдержки из интервью Мела Гибсона, который ответил на вопросы Deadline.

После того, как общество услышало запись на пленках, почувствовали ли Вы осуждение со стороны общества?

«Нет, я сам рассердился на себя. Но не заметил агрессии со стороны, хотя не исключаю, что она была».

Можно ли сказать, что Вы сожалеете о словах, которые были на пленке?

«Конечно».

Многим до сих пор не вериться, что Вы могли оказаться в такой ситуации. Ведь наверняка Вам приходила мысль о том, что частые разговоры могут записываться на пленку с целью дальнейшего обнародования.

«Неужели кто-то может ожидать, что его будут записывать? Я не думал о том, что возможно такое предательство».

Люди до сих пор не могут понять, как Вы могли произнести все те слова, что записаны на пленках. У многих создалось впечатление о вас как о расисте и женоненавистнике.

«Никогда и ни с кем я не обращался плохо, и не приемлю дискриминации по расовому, половому, религиозному или сексуальному признаку. С одной стороны я понимаю людей, которые плохо обо мне думаю на данный момент, их можно понять, ведь было опубликовано и обнародовано столько мусора произнесенного мной. Прошу понять ситуацию, в которой я находился: постоянные ссоры, отношения на грани разрыва. Запись была сделана в самый ужасный момент, в разговоре с одним человеком и никак не являются отображением моего хода мыслей или моих убеждений».

Чувствуете ли вы угрозу того, что зрители ожесточаться против Вас и Вам придется быть о кино?

«Мне все равно буду я сниматься еще где либо или нет».

Правда? Вы говорите это серьезно?

«Да, это так. Говорю серьезно и только правду».

Но, все же, если вы не будете больше сниматься…Я повторяю тот же вопрос.

«Я с легкостью могу больше не сниматься в кино и забыть про свое актерское мастерство. Это не является для меня проблемой. Я планирую сейчас заняться кое-чем, только потому, что мне это интересно и это весело. У меня уже есть одна работенка. Правда, я не знаю, что из всего этого получится, но пока думаю поработать в ближайшее время с Рэндоллом Уоллесом. У него есть интересный сценарий, написанный довольно давно, к его же книге. Сюжет близок к романам Александра Дюма с его сумасбродными героями».

Обнаженка?

«Да, подобных сцен там достаточно, но все выглядит довольно таки забавно. Вместе с этим там присутствует серьезный подтекст. Рэнди хорошо поработал, написал хороший сценарий и я не оставил его без внимания. Роль главного героя буду исполнять не я, и это здорово».

У Вас были планы сыграть роль в фильме «Мальчишник из Вегаса в Бангкок. Но Вам предпочли Майка Тайсона – осужденного насильника. Как вы отреагировали на эту ситуацию?

«Просто не стал на этом зацикливаться. У меня был разговор с Тоддом Филипсом на эту тему. Не любить Тодда невозможно. Он талантлив, умен и ребята, которых он приглашает в свои картины, тоже нормальные парни. Просто надо расслабиться».

С нашей точки зрения ситуация была лицемерной в лучших голливудских традициях.

«Подобные ситуации учат некоторым вещам. Надо чувствовать себя хорошо и двигаться дальше. У меня нет чувства глубокой обиды. Хотя предложения было заманчивым, но – не сложилось».

Все же наверняка что-то на самом деле есть за Вашим «мне все равно». Я не могу поверить, что Вы не переживаете по поводу того, пойдут ли люди на фильм с Вашим участием или не пойдут.

«Представьте, что вы шеф-повар. Вы печете торт, но для того, чтобы он получился красивым, и в тоже время, чтобы люди не могли его попробовать – это же абсурд. Например «Апокалипсис» — хороший фильм, в котором нет много диалогов, но вы следите за событиями, при этом вы слышите язык, который ранее никогда не слышали. Он не собрал большой кассы, но он жил своей жизнью и были люди, которые после просмотра говорили «Вау!», и это доказывает, что все получилось. Этого достаточно. Что получили люди, после его просмотра? Были ли это новые знания? Положительные эмоции? Развлеклись ли? Я думаю, что Джоди добивалась именно этих целей».

Что Вы скажете о Вупи Голдберг, которая защищала Вас публично?

«Мы знакомы с ней еще за долго до того, как она стала Вупи. Она действительно классная, и я ее люблю. И со временем все больше, потому что она это заслужила».

Вас также защищала и Джоди, но все же список тех, кто вас публично защищал нельзя назвать длинным.

«Меня это не волнует. Далеко не каждый рискнет выступить в мою защи
ту и окунуться во всю эту грязь. Ведь это равносильно, как если подлить масла в огонь. Последние происшествия показали, кто является истинным другом. Я понял, что у меня много отличных друзей».

Вы не афишируете подробности своей личной жизни. В том числе и отношения с Григорьевой Оксаной, которые были мало кому известны.

«Я считаю, что это не их дело. Зачем общественности все знать про меня? Мне никогда не понимал этого. Что вызывает такой интерес к личной жизни актеров? Если бы только все поняли и узнали насколько обычная и приземленная у меня жизнь».

Создается впечатление, что Ваша известность создает некий дискомфорт в Вашей жизни.

«Да. В начале моей карьеры это было чем-то новым. Но как только я увидел оборотную сторону славы и понял, что с ней нужно считаться. Это равносильно попытке затолкать обратно в тюбик зубную пасту – ничего не получится. Сделанное, не исправишь. Приходится искать выход из сложившейся ситуации. А перемены – всегда болезненны (улыбнулся и пожал плечами Мел). Кто-то может измениться и при этом не оказаться по уши в неприятностях. Я же к ним не отношусь».

Многие не знают, что вы за человек на самом деле. Ведь на публике Вы веселы, шутите и приятны в общении. Поневоле создается ассоциация с Вашим героем из «Смертельного Оружия».

«Да уж. Маньяк с небольшой патологией, но приятный».

Но ведь это лишь образ созданный сценаристом – это не Вы.

«Да и не был им никогда. Знаетели Вы Кэри Гранта. Так вот когда люди спрашивали у него «Что значит быть Кэри Грантом?» он давал всегда один ответ «Я не знаю». Со мной та же картина – не знаю».

Вы обладаете талантами, которые позволили бы Вам оставаться незаметным для общественности. Мы знаем, что Вы можете писать.

«Да, я и сейчас пишу. И одновременно три работы. Именно ими я и занимался последний период времени. Я пишу постоянно. В голове все время рождается какая ни будь история или сюжет. Получается очень продуктивно».

Получается ли у Вас прогуляться с семьей или может одному, и чтобы при этом за Вами не следовали зеваки?

«Иногда это становится возможным. Но я не так часто выхожу. Я занимаюсь своим делом. Жизнь не стоит на месте».