(Для яндекс метрики)

Художественный фильм «Предательница»

4 Фев 2016

Воспитательницу интерната Марию Александровну для краткости дети называют Марь-Сань. Они сроднились с ней, они ее любят. Любят с тем большей страстью, что обошла их судьба материнской лаской, отцовской заботой. Марь–Сань самый близкий им человек из взрослых. Поэтому, если вопрос — к ней, если радость – к ней, горе-горькое, ребяческое, — тоже к ней.
А Марь-Сань молода, привлекательна и участлива, как может человек, уместивший в одно свое сердце горе всей этой разноликой, энергичной, шумной ребятни. Поговаривали, что Марь-Сань собирается уходить, да как-то не верилось: что ж она, уйдет и нас бросит? Детский эгоизм бывает ультимативен. Где им знать, что личная жизнь молодой учительницы складывается таким образом, что, действительно, приходится ей, как ни тяжко расставаться с воспитанниками, уезжать. И вот она им об этом сказала.

Всего лишь два дня проходит перед нами в фильме «Предательница»: от момента сообщения до момента отъезда Марии Александровны. Но какие два дня! Как много мы узнали об этих ребятах, и полюбили их, и пожалели, и задумались о том, как нелегко бывает тем, кто лишен собственной семьи, и какое вообще непростое, тонкое дело – воспитание.

Нет необходимости касаться всех изменений сюжета, но о маленьком Сидоркине не сказать нельзя. Именно он стал зачинщиком того бунта, который устроили дети, протестуя против отъезда учительницы. Вот они жгут письма, которые им писала минувшим летом Марь-Сань в пионерский лагерь. Вот все сообща уходят с ее урока. Вот собрали деньги – рубли свои и копейки, и швырнули учительнице на отъезд. Вот спрятали Галкина, исчез ребенок, кто ж в такой ситуации уедет. И все – Сидоркин.

Мы распознаем в этом мальчике натуру особо уязвимую. Особо перестрадавшую, чувствительную и активную. Исчерпав все свои возможности, он осмеливается на последний, безысходный шаг. Он лезет на крышу и прыгает вниз. Пусть все видят, пусть все знают, что Сидоркин не хочет мириться. Уже с носилок, страдая от боли, он говорит учительнице: «Уезжайте Март-Сань, простите меня…»

И идея фильма «Предательница» поворачивается к нам новой гранью. И для Сидоркина, и еще раньше для всего класса внезапно стала понятной элементарная на первый взгляд, но такая существенная, благородная мысль – любовь не должна становится деспотизмом. Тому, кого любишь, умей вовремя пожелать счастья.

Закончится фильм «Предательница», сделанный людьми, несомненно, талантливыми, а в памяти останется вопрос, который задала Наташи Зимина своей любимой учительнице: «Почему именно у меня нет мамы?..»